ЗДЕСЬ всё, что вы хотели знать о юр. услугах, но боялись спросить (новый сайт «Логоса»)
Стать партнером юридической фирмы «Логос»
Вся правда о порядке оказания и стоимости юридических услуг — на новом сайте «Логоса»
Предложение для юристов Зарабатывайте с нами!
  
Рус    Eng
Санкт-Петербург,
Лиговский пр., 23
law@logosinfo.ru
Пн-Пт: 09:00-18:00
Сб, Вc: выходные
Контактный телефон

    
Главная
О фирме
Услуги
Спецпредложения
Ваши преимущества
Контакты
Поиск по сайту



1. Широкая специализация
2. Профессионализм и компетентность
3. Разумные цены
4. Стабильность
5. Удобное месторасположение


Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/host1373137/logosinfo.ru/htdocs/www/articles/articless.html on line 37
articles

Статья №746

10.11.2010  НАСЛЕДОВАНИЕ ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ, ПРИНАДЛЕЖАЩИХ НА ПРАВЕ ПОЖИЗНЕННОГО НАСЛЕДУЕМОГО ВЛАДЕНИЯ

 
Право владения - одно из древнейших римских вещных, а затем обязательственных (арендных) прав несобственника на владение землями, находящимися в государственной собственности по договору с землевладельцем. Такая форма возникала в Римской империи во многом из-за желания государства найти плательщика завоеванных и заброшенных в обработке земель <1>. С III в. н.э. в Риме эти земли сдавались в аренду за плату, право владения которыми получило название "эмфитевзис" <2>.
--------------------------------
<1> См.: Копылов А.В. Вещные права на землю в римском, русском дореволюционном и современном российском гражданском праве. М., 2000. С. 79 - 97.
<2> См.: Копылов А.В. Указ. соч. С. 79.

В Российской империи концепция эмфитевзиса нашла закрепление в вотчинном чиншевом (вечном наследственном) праве владения землями в польских и литовских землях, перешедших России. Затем территория господства чиншевого права расширилась за счет присоединенных земель Белоруссии и Украины. Чиншевик, выплачивая собственнику чинш, обладал правом владения и распоряжения и не был ограничен в сделках с землей и в целевом использовании. Он имел право выкупить земельный участок в собственность <3>.
--------------------------------
<3> См.: Копылов А.В. Указ. соч. С. 98 - 112.

В соответствии с земельным законодательством СССР и РСФСР пожизненное наследуемое владение было одним из титулов обладания земельными участками. Так, институт пожизненного наследуемого владения землей появился в начале 90-х годов. Такое право на земельный участок было предусмотрено ст. 5, 20 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о земле 1990 г.
Впоследствии эти нормы были восприняты Земельным кодексом РСФСР 1991 г. (ст. 7). Позднее Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2287 "О приведении земельного законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации" нормы, регулирующие пожизненное наследуемое владение, были признаны недействующими. Однако право пожизненного наследуемого владения, так же как и право бессрочного пользования, могло быть сохранено до перерегистрации прав на земельные участки.
В настоящее время ст. 20 Земельного кодекса РФ устанавливает запрет на предоставление земельных участков гражданам на праве постоянного (бессрочного) пользования, однако указывает, что право постоянного бессрочного пользования находящимися в государственной или муниципальной собственности земельными участками, возникшее у граждан до введения в действие настоящего Кодекса, сохраняется. Согласно ст. 1 Закона от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" <4> введен в действие Земельный кодекс Российской Федерации со дня его официального опубликования. Текст Закона был опубликован в "Российской газете" 30 октября 2001 г. Как следует из норм действующего законодательства, земельные участки принадлежат гражданам на таком праве и после вступления в силу рассмотренного выше Указа, Земельного кодекса Российской Федерации 2001 г., что также нельзя не учитывать в юридической практике.
--------------------------------
<4> См.: Российская газета. 2001. 30 окт.

Возникшее в недрах союзного законодательства правовое содержание пожизненного наследуемого владения как правовая конструкция сразу вызвало множество вопросов. Оно не вписывалось в правовую концепцию социализма и как особая категория вещных прав находилось между правом собственности и правом бессрочного пользования. Оно представлялось равноудаленной как от права собственности на землю, так и от института права пользования земельными участками. К тому же оно не отождествлялось ни с тем, ни с другим. Очевидно, что при таком понимании характера пожизненного наследуемого владения оно предоставлялось одним как желательный переходный этап пореформенного периода от пользования к собственности, другим, наоборот, как тормоз при переходе к частной собственности.
В Основах законодательства о земле 1990 г. было определено право граждан, ведущих крестьянское фермерское хозяйство, на пожизненное наследуемое владение землей согласно ч. 1 ст. 5 Основ. Владелец получал право: самостоятельно хозяйствовать на земле, приобретать в собственность произведенную продукцию и доходы от ее реализации, использовать общераспространенные полезные ископаемые, торф, лесные угодья и водные объекты, возводить строения и сооружения на участке, приобретать собственность на посевы и посадки сельскохозяйственных культур и, наконец, передавать право владения по наследству. В этом отношении его права и обязанности во многом совпадали с правами обладателей иных титулов на землю и нередко определялись в одной статье. Исключение составляли более широкие права собственника земли. В обязанности владельца входило эффективное использование земельного участка, повышение плодородия земли, ее охрана, своевременное внесение платы и ненарушение прав соседних землепользователей.
Институт владения также был детально регламентирован в Законе СССР от 6 марта 1990 г. "О собственности в СССР". При этом право пожизненного наследуемого владения изначально распространялось только на граждан. Пожизненное наследуемое владение возникало в порядке отвода с последующей регистрацией и выдачей государственного акта на публично-правовой, а не договорной основе.
После издания общесоюзных законодательных актов, предусматривавших существование ограниченных прав на землю, аналогичные законы были приняты и в РСФСР, что нашло отражение в Законах "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" 1990 г., "О земельной реформе" 1990 г., а также в ст. 7 и 30 Земельного кодекса РСФСР. При этом не было значимых отличий от упомянутого советского законодательства о пожизненном наследуемом владении и Закона "О крестьянском (фермерском) хозяйстве".
Вместе с тем, несмотря на значительное число актов в области земельного и гражданского права, регулирующих право пожизненного наследуемого владения, положение этого титула до настоящего времени крайне неустойчиво. Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2287 "О приведении земельного законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией РФ" титул на право пожизненного наследуемого владения был исключен из Земельного кодекса РСФСР. Это противоречило Указу Президента РФ от 7 марта 1996 г. "О реализации конституционных прав граждан", где говорилось, что земельные участки, полученные гражданами до 1 января 1991 г. и находящиеся в их пожизненном наследуемом владении и пользовании, в том числе сверх установленных предельных размеров, и используемые ими для ведения личного подсобного хозяйства, коллективного садоводства, жилищного либо дачного строительства, сохраняются за гражданами в полном размере. Граждан, имеющих такие участки, запрещалось обязывать выкупать или брать в аренду ту часть, которая превышает установленную норму.
Однако этот титул остался действующим в связи с Законом РФ от 23 декабря 1992 г. "О праве граждан Российской Федерации на получение в частную собственность и на продажу земельных участков для ведения личного подсобного и дачного хозяйства, садоводства и индивидуального жилищного строительства", несмотря на его отмену.
Закон предусматривал, что земельные участки для указанных целей, находящиеся в пользовании граждан, передаются им в частную собственность в пределах установленных норм предоставления земель бесплатно. Граждане, имеющие земельные участки, размеры которых превышают предельные нормы, во всех случаях сохраняют право пожизненного наследуемого владения или пользования той частью земельного участка, которая превышает установленные предельные нормы.
Право на выкуп в собственность земельных участков было предоставлено землепользователям, ранее приватизировавшим здания, строения, сооружения, а также объекты незавершенного строительства, находящиеся на земельных участках, принадлежащих им на праве пожизненного наследуемого владения. Объектом продажи в данном случае является земельный участок, предоставленный ранее землепользователю на соответствующем титуле.
Гражданско-правовая позиция в регулировании статуса пожизненного наследуемого владения исходит из того, что право пожизненного наследуемого владения земельным участком предполагает бессрочное владение и пользование участком установленного размера в предусмотренном законом порядке с определенной сельскохозяйственной или иной целью. Следовательно, субъектами отношений в этой области могут быть граждане, использующие земельные участки в различных целях. Правомочия владельца состояли из правомочия владения и крайне ограниченного распоряжения землей. Характеризуя земельное законодательство в этой области, следует отметить, что режим пожизненного наследуемого владения как институт вещного права устанавливается во многом чисто гражданско-правовыми нормами, принципами и доктринами.
С введением в действие в 2001 г. главы 17 Гражданского кодекса РФ ряд ее статей стал регулировать и отношения о праве пожизненного наследуемого владения, которые в Гражданском кодексе РФ прямо не определяются, но из анализа текста ст. 265 Гражданского кодекса РФ вытекает, что владение будет возникать только на земле, находящейся в государственной или муниципальной, но не частной собственности.
Статья 21 Земельного кодекса РФ не предусматривает предоставления земельных участков в пожизненное наследуемое владение земельным участком, находящимся в государственной или муниципальной собственности и приобретенным до вступления в действие Кодекса.
Согласно ст. 266 Гражданского кодекса РФ предусматривается, что гражданин, обладающий правом пожизненного наследуемого владения, имеет право владения и пользования земельным участком, передаваемым по наследству.
Согласно п. 2 ст. 21 Земельного кодекса РФ устанавливается, что "распоряжение земельным участком, находящимся на праве пожизненного наследуемого владения, не допускается, за исключением перехода прав по наследству". Такая формула ст. 21 Земельного кодекса РФ не согласуется с нормами ст. 264 и 267 Гражданского кодекса РФ, которые в отношении несобственников не допускают распоряжения в первом случае, если такое распоряжение может повлечь отчуждение земельного участка.
С принятием Кодекса право пожизненного наследуемого владения земельным участком, находящимся в государственной или муниципальной собственности, приобретенное гражданином до введения в действие Кодекса, сохраняется. Предоставление земельных участков гражданам на праве пожизненного наследуемого владения после введения в действие Кодекса не допускается.
Это положение пришло в противоречие со ст. 267 Гражданского кодекса РФ, предусматривающей, что владелец земельного участка может передавать его другим лицам в аренду или безвозмездное срочное пользование. Правда, в п. 2 ст. 267 Гражданского кодекса РФ устанавливается, что продажа, залог, которые влекут или могут повлечь за собой отчуждение земельного участка, не допускаются. Нарушение правомочий владельцем, влекущее за собой отчуждение земельного участка или его части, может повлечь за собой изъятие участка у владельца.
Как и любое другое вещное право на земельный участок, право пожизненного наследуемого владения подлежало обязательной государственной регистрации и признавалось с момента внесения соответствующих записей в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Проведенная регистрация удостоверялась выдачей гражданину свидетельства о праве пожизненного наследуемого владения земельным участком.
Право пожизненного наследуемого владения предоставлялось заинтересованным лицам безвозмездно на основе заявления, поданного в соответствующие муниципальные или государственные органы.
Субъекты права пожизненного наследуемого владения вправе пользоваться всеми правами, предусмотренными ст. 40 - 42 Земельного кодекса РФ, за исключением прав, предоставленных только собственникам земельных участков. Конкретные права и обязанности владельцев земельных участков предусмотрены ст. 266 Гражданского кодекса РФ. В ней установлено, что, если из условий пользования земельным участком не вытекает иное, владелец участка вправе возводить на нем здания, сооружения и создавать другое недвижимое имущество, приобретая на него право собственности. При переходе права собственности на недвижимость, находившуюся на таком участке, к другому лицу это лицо приобретает и право пожизненного наследуемого владения соответствующей частью земли согласно ч. 1 п. 2 ст. 271, ч. 2 п. 3 ст. 552 Гражданского кодекса РФ. Владелец вправе сдавать участок в аренду или безвозмездное срочное пользование согласно п. 1 ст. 267 Гражданского кодекса РФ.
Статья 39 Земельного кодекса РФ предусматривает сохранение права на земельный участок землевладельца и при разрушении здания, строения и сооружения.
Государственная регистрация перехода права пожизненного наследуемого владения земельным участком по наследству производилась на основании свидетельства о праве на наследство.
Земельный кодекс РФ в ст. 45 устанавливает перечень оснований принудительного прекращения права пожизненного наследуемого владения, которого нет в нормах Гражданского кодекса РФ. В ст. 287 ГК РФ в этой части содержится лишь отсылка к земельному законодательству, которое теперь восполнило этот пробел. В ст. 54 Земельного кодекса РФ подробно регулируются отношения, определяющие порядок и условия принудительного прекращения прав на земельный участок владельцев на праве пожизненного наследуемого владения.
Диссертант считает необходимым особо остановиться на проблеме рассмотрения наследования земельных участков, принадлежащих на праве пожизненного наследуемого владения. Такая проблема обусловлена тем, что многие и многие тысячи наследодателей имеют непереоформленные земельные участки, которые ранее могли передаваться по наследству, поэтому встает вопрос о юридической судьбе таких объектов гражданских прав. О противоречивости судебной практики по такому вопросу отмечается в специальной юридической литературе <5>.
--------------------------------
<5> См.: Ефимов А.Ф., Толчеев Н.К. Настольная книга судьи по земельным спорам / Под ред. Н.К. Толчеева. М., 2006. С. 109.

Следует отметить, что действующее законодательство регулирует гражданский оборот земельных участков несколькими законодательными актами, которые являются равными по своей юридической силе и имеют различные подходы к установлению правил, что, по мнению автора, может вызывать ряд сложностей при применении норм права.
Прежде всего такая проблема связана с регулированием отношений на земельные участки одновременно Гражданским кодексом РФ (далее - ГК РФ) и Земельным кодексом РФ, она во многом может быть разрешена путем разграничения их предметов регулирования.
Как уже приводилось в ранее действовавшем законодательстве, предоставление земельных участков на праве постоянного (бессрочного) пользования, пожизненно наследуемого владения ставилось в зависимость от того, являлся гражданин городским или сельским жителем, исходя из чего решался вопрос о видах иных вещных прав на земельный участок, условиях их возникновения и перехода.
Принципиальные положения, по мнению диссертанта, содержатся в Конституции РФ. Так, согласно п. 1 и п. 2 ст. 19 Конституции РФ все равны перед законом и судом. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам расовой, социальной, национальной, языковой или религиозной принадлежности.
На взгляд автора, положения Конституции РФ, направленные на устранение социальных различий граждан, получили свое развитие в запрете, установленном в ст. 20, 21 ЗК РФ. Они связаны с ограничениями на предоставление земельных участков гражданам на иных вещных правах, что проявилось в одновременном вступлении в силу ЗК РФ и главы 17 ГК РФ, регулирующей право собственности и другие вещные права на землю.
Закон от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса РФ" в п. 3 и п. 4 ст. 3 указывает, что переоформление земельного участка, принадлежащего на праве постоянного (бессрочного) пользования, пожизненно наследуемого владения, осуществляется в собственность граждан бесплатно и без ограничения срока. Такой подход предоставляет землепользователям свободу выбора в изменении вещных прав на земельный участок.
Полагаем, что существенным в определении того, какой из Кодексов в случае наследования будет подлежать применению, является предмет правового регулирования. Так, наследование регулируется ГК РФ, что не относится к предмету земельного законодательства, поэтому его запрет на переход имущественных прав в таком порядке не может действовать.
Согласно ст. 1110 ГК РФ при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил Кодекса не следует иное. Наследование регулируется настоящим Кодексом и другими законами, а в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами <6>.
--------------------------------
<6> См.: Российская газета. 2001. 28 нояб.

Согласно абз. 1 ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежащие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.
Принципиальным в характеристике норм, регулирующих наследование, является их управомочивающее значение, поэтому никто не может создавать препятствий в универсальном правопреемстве, что подтверждает норма п. 4 ст. 35 Конституции РФ (наследование гарантируется государством).
Однако в случае смерти наследодателя права постоянного (бессрочного) пользования пожизненного наследуемого владения прекращаются в отношении наследодателя и не могут перейти в силу ст. 20 и 21 ЗК РФ к наследникам.
Как следует из п. 1, 2 ст. 19, п. 4 ст. 35 Конституции РФ, отказ в возникновении гражданских прав, а также установление возмездного характера их возникновения будут противоречить нормативной (конституционной) цели - устранению дискриминационных различий в гражданском положении землепользователей, а также обеспечению наследования. На взгляд автора, такое дискриминационное основание будет состоять в несправедливом разделении на тех, чьи наследодатели переоформили гражданские права, и на тех, чьи не переоформили. Последнее условие как дискриминационное препятствует вступлению в права наследования.
В силу исключительно высокой нормативности конституционных целей и гарантий предлагается прибегать к законодательной фикции о наличии имущественных прав, поскольку иные вещные права (бессрочного пользования, пожизненно наследуемого владения) прекращаются и не подлежат переходу к наследникам. В свою очередь, правовым основанием такого приема является п. 1 ст. 15 Конституции РФ, который устанавливает, что Конституция обладает высшей юридической силой, имеет прямое действие, применяется на всей территории России, то есть нормы Конституции не нуждаются в подтверждении других законов.
В связи с рассуждениями автора о применении юридической фикции как приема, используемого для передачи несуществующих прав от наследодателя к наследникам, нельзя не обратиться к авторам и их работам, посвященным такому приему юридической техники. При этом невозможно не согласиться, что фикция играет весьма заметную роль в реализации политики справедливости <7>, которую так жаждет общество. Кроме того, как полагает автор, юридическая фикция является одним из способов, позволяющих преодолеть пробелы в правовом регулировании, что невозможно устранить с помощью судебного прецедента, который не является источником права в континентальной правовой системе.
--------------------------------
<7> Карасева М.В. Презумпции и фикции в части первой Налогового кодекса РФ // Журнал российского права. 2002. N 9. С. 4.

Понятие "фикция" происходит от латинского "fictio" - выдумка, вымысел. Так, Д.И. Мейер определяет фикцию как вымышленное существование факта, о котором известно, что он не существует <8>. В словаре Брокгауза и Ефрона фикция определяется следующим образом: "Представления и понятия, с которыми мы оперируем таким образом, как если бы им соответствовало в действительности то, чего на самом деле не существует, приписываем, например, предмету качество, которого он в действительности не имеет, ставим лицо в положение, которого оно не занимает в действительности, распространяем на него последствия этого положения" <9>.
--------------------------------
<8> Мейер Д.И. Избранные произведения по гражданскому праву. М., 2003. С. 54.
<9> Энциклопедический словарь / Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. Т. 35. СПб., 1902. С. 730.

В отечественном правотворчестве фикции как прием законодательной техники использовались преимущественно в процессуальном законодательстве. В основном о них упоминалось в контексте с исследованием презумпций <10>.
--------------------------------
<10> См., например, статью, указанную выше, а также: Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. Горький, 1974. С. 32; Горшенев В.М. Нетипичные нормативные предписания в праве // Сов. гос-во и право. 1978. N 3. С. 117; Каминская В.И. Учение о правовых презумпциях в уголовном процессе. М.-Л., 1948. С. 48.

Фикции в праве становятся объектом все более пристального внимания главным образом в связи с интенсивной разработкой проблем законодательной техники. Однако по-прежнему основное внимание им уделяется специалистами в области процесса <11>. Что касается гражданско-правовой науки, то здесь фикции предметом большого научного анализа не являлись. Вместе с тем введение фикций диктуется стремлением сделать отношения по наследованию максимально ясными, свести на нет неопределенность в вопросе наследования имущества в случае запрета на переход ряда прав. Как полагает диссертант, возникающие проблемы гражданско-правового регулирования наполняют смыслом введение в научный оборот и исследование юридической фикции цивилистикой.
--------------------------------
<11> См.: Зайцев И. Правовые фикции в гражданском процессе // Российская юстиция. 1997. N 1. С. 35 - 36; Панько К.К. Фикции в уголовном праве и правоприменении. Воронеж, 1998.

Современная юриспруденция дает различные определения фикции. Например, В.И. Каминская отмечала, что "для фикции характерно объявление в качестве истины положений, заведомо никогда не соответствующих истине" <12>. В.М. Горшенев определяет фикцию как "закрепленное в правовых актах и используемое в юридической практике нормативное предписание в виде специфического способа (приема), выражающегося в провозглашении существующего факта или обстоятельств, в действительности не имеющих места" <13>. К.К. Панько, специально исследовавший фикции в уголовном праве и правоприменении, рассматривает их достаточно широко и определяет как "прием законодательной техники, состоящий в признании существующего несуществующим и обратно, а также свойство нормы права не соответствовать потребностям общества в процессе правотворчества или правоприменительной деятельности" <14>.
--------------------------------
<12> Каминская В.И. Указ. соч. С. 48.
<13> Горшенев В.М. Указ. соч. С. 117.
<14> Панько К.К. Указ. соч. С. 28.

Таким образом, К.К. Панько рассматривает фикцию, с одной стороны, как прием законодательной техники, который законодатель может использовать, а с другой - как свойство правовой нормы права не соответствовать потребностям общества в процессе правотворчества или правоприменительной деятельности. В последнем случае понятие "фикция" корреспондирует с понятиями "истинность правовой нормы", "реальность правовой нормы", "эффективность правовой нормы" <15>. И. Зайцев отмечает, что с помощью фикции законодатель стремится преодолеть им же установленный режим правового регулирования. Суть ее заключается в том, что определенные юридические последствия закон связывает с заведомо не существующими фактами, и смысл фикции выражается вводными словами "как бы", "как если бы", "допустим". Конечно, применение правовых фикций не способствует установлению объективной истины по делу. Но они целесообразны, разумны и потому нужны <16>. Как правовой термин юридическая фикция представляет собой средство юридической техники, посредством которого заведомо ложное положение условно признается истиной, возможность опровержения которой, как правило, не имеет никакого юридического значения <17>. По нашему мнению, отличие презумпции от фикции состоит в правовом значении опровержения первого. Очевидно, что в римском праве определение юридической фикции отсутствовало по причине, которую указал римский юрист I в. Яволен Прискус: "Всякое определение в гражданском праве опасно, ибо мало случаев, когда оно не может быть опровергнуто" <18>. По мнению большинства отечественных и зарубежных правоведов, основное назначение римских юридических фикций заключалось в преодолении консерватизма римского права, то есть она использовалась, по словам Г.С. Мэна, для двоякой роли - преобразования системы права и замаскировки этого преобразования <19>. Характерной чертой фикций в праве Древнего Рима является ее ложность и невозможность опровержения содержащихся в фикциях ложных положений. При этом не имеет значения, в утвердительной или предположительной форме они выражены <20>.
--------------------------------
<15> См.: Панько К.К. Указ. соч. С. 28.
<16> См.: Зайцев И. Указ. соч. С. 35 - 36.
<17> См.: Лотфуллин Р.К. Юридические фикции в истории отечественного права // История государства и права. 2006. N 1. С. 1.
<18> Черниловский З.М. Лекции по римскому праву. М., 1991. С. 50.
<19> См.: Мэн Г.С. Древнее право, его связь с древней историей общества и его отношение к новейшим идеям. СПб., 1873. С. 25.
<20> См.: Gray J.C. The nature and sources of the law. 2ed. 1921. S. 31; Fuller L.L. Legal fictions. Stanford University Press, 1967. S. 37; Барон Ю. Система гражданского права. СПб., 1908. С. 70.

Следовательно, вопрос о наследовании земельного участка, принадлежащего на праве пожизненного наследуемого владения, можно охарактеризовать следующим образом. Поскольку право собственности на земельный участок наследодателю не принадлежало, право пожизненного наследуемого владения прекращается и переходу в силу запрета не подлежит, то основанием возникновения права собственности на земельный участок наследополучателей будет выступать юридическая фикция. Иными словами, право собственности в таком случае фиктивно, поскольку ранее права собственности на земельный участок не было, однако оно возникает в порядке универсального правопреемства.
По мнению автора, запрет предоставления земельных участков на праве пожизненного наследуемого владения, постоянного пользования, установленный в ст. 20, 21 ЗК РФ, указывает на то, что наследники свободны использовать земельный участок на любом другом праве, допускаемом ГК РФ.
Не лишним будет привести, что закрепленный в ст. 1110 ГК РФ принцип универсального правопреемства, который указывает на безвозмездный характер односторонней сделки, соответствует безвозмездному основанию переоформления прав на земельный участок, предоставленный наследодателю, но не реализованный им.
Особые правила приобретения права собственности установлены в отношении земельных участков, на которых находятся жилые строения граждан. Правовым основанием в таком случае выступают нормы п. 2 ст. 28 ЗК РФ, определяющие, что предоставление земельных участков в собственность граждан может осуществляться бесплатно в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, федеральными законами и законами субъектов РФ. В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 2 Закона Рязанской области от 20 июля 2006 г. N 74-ОЗ "О бесплатном предоставлении в собственность граждан земельных участков на территории Рязанской области" <21> граждане Российской Федерации имеют право на бесплатное приобретение земельных участков в собственность в случае, если на земельных участках расположены дома, приобретенные гражданами в результате наследования или дарения, и эти земельные участки наследодатель имел право приобрести в собственность бесплатно, но данное право не реализовал.
--------------------------------
<21> См.: Рязанские ведомости. 2006. 22 июля.

За исключением вышеприведенной ситуации, процессуальным основанием вступления в наследование, в случаях принадлежности земельного участка на праве пожизненного наследуемого владения, предлагается использовать п. 3 ч. 1 ст. 8 ГК РФ, устанавливающий, что гражданские права возникают из судебного решения. Наследник вправе предъявить требования о наследовании в суд, а суд в силу управомочивающего характера норм о наследовании его обеспечивает, передавая как бы существующие имущественные права на одном из тех гражданских прав, которое соответствует ГК РФ и ЗК РФ. Очевидно, что в такой ситуации отказ суда в иске будет нарушать право наследования.
Следует отметить, что в рассматриваемом случае не могут быть реализованы положения п. 2 ч. 1 ст. 8 ГК РФ о том, что гражданские права возникают из административных актов органов государственной власти, органов местного самоуправления в случаях, предусмотренных законом. Согласно Закону "О введении в действие Земельного кодекса РФ" в п. 3, п. 4 ст. 3 право непосредственного обращения в регистрационные органы предоставлено гражданам, которым принадлежат иные вещные права. Исходя из этого, наследники отличаются от наследодателей объемом принадлежащей им гражданской дееспособности. У наследодателей она могла быть реализована непосредственно, через собственные действия, путем обращения в регистрационный государственный орган.
Полагаем, что единственным органом государственной власти, который может предоставить защиту наследникам земельных участков, принадлежащих на иных вещных правах, является суд. Решить такой вопрос, вне связи с подсудностью и порядком гражданского судопроизводства, невозможно.
Так, п. 7 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ определяет, что мировые суды рассматривают дела об определении порядка пользования имуществом, однако в данном случае ставится вопрос о признании права наследования (имущественный спор). Такое дело подсудно с учетом правил о цене иска, предусмотренного п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ, согласно которому дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей 500 минимальных размеров оплаты труда, подсудны мировому судье <22>.
--------------------------------
<22> См.: Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации // Рос. газ. 2002. 20 нояб.

Автор считает, что дела относятся к искам о признании, поэтому требования подлежат рассмотрению в исковом порядке, который соответствует п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ, определяющему, что исковые дела с участием граждан, возникающие из гражданских, то есть имущественных, отношений рассматриваются и разрешаются судами.
Место предъявления иска, как полагает автор, определяется ст. 30 ГПК РФ, согласно которой споры о правах на земельные участки относятся к исключительной подсудности, то есть рассматриваются по их месту нахождения. Иск о признании права в порядке наследования предъявляется к лицам, имеющим материально-правовой интерес, прежде всего к наследникам. В практике судов сложилось, что по делам о наследовании ответчиком выступает налоговый орган. Вопрос о предоставлении земельного участка решен, однако, на каких правах он предоставляется, неясно, поэтому к спору о правах привлекается также лицо, его предоставившее, или его правопреемник, а также регистрационная служба.
Следует подчеркнуть, что действующее законодательство признает и защищает иные вещные права, но вместе с тем оно направлено на устранение социальных различий в вещных правах на земельные участки по признаку принадлежности граждан к городской или сельской местности. Действующее законодательство не создает препятствий и не обременяет дополнительными расходами в переходе наследственных прав на спорные земельные участки, поскольку такой подход будет противоречить конституционным целям и гарантиям.
Предлагается в качестве приемов использовать в таких случаях следующие: отбор тех норм, которые служат достижению нормативной цели, отвергаются нормы, а также их толкование, ей препятствующие, используется юридическая фикция, восполняющая пробел в правовом регулировании. Следует отметить, что в подобной ситуации также проявляет себя принцип экономии нормативного материала, в силу того что невозможно создать отдельный правовой механизм реализации для всех конституционных норм.
Судебная защита иных вещных прав в рассматриваемых случаях соответствует также ст. 18 Конституции РФ, усанавливающей, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.
Таким образом, в случае смерти наследодателя прекращается его право пожизненного наследуемого владения. Эти права не могут перейти к наследникам в силу ст. 20 и 21 Земельного кодекса РФ. В данном случае должны действовать нормы п. 1 ст. 15 и п. 1, 2 ст. 19, п. 4 ст. 35 Конституции РФ, закрепляющие юридическую фикцию и дающие возможность наследовать земельные участки на праве собственности. Признание за наследниками права собственности на земельный участок, принадлежащий наследодателю на праве пожизненного наследуемого владения, осуществляется на основании судебного решения по правилам п. 3 ч. 1 ст. 8 ГК РФ.
 
Главная
О фирме
Услуги
Спецпредложения
Ваши преимущества
Контакты

2007-2021 ©ЛОГОС. Все права защищены.
Политика конфиденциальности
 Раскрытие информации



Зарегистрированное СМИ — сетевое издание «Интернет-сайт Юридической фирмы "Логос"»
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 70892
Главный редактор: Осман Андрей Ильич